May 1st, 2008

Моя аватарка

Ревность

Последние дни у нас дома творится просто ад... У Даши начала проявляться, как мне кажется, косвенная ревность. Вот уже четыре дня милый, веселый, спокойный ребенок превратился в все время ноющего, плачущего монстра. Слезы постоянно, по поводу и без...Но самый кошмар теперь начинается перед укладыванием, как дневным, так и ночным. За пару часов до тихого часа (ночного укладывания) она начинает твердить как мантру "Я хочу, чтобы со мной кто-нибудь спал" и начинает плакать. При этом все время повторяет "Меня сейчас будет тошнить". (Дело в том, что несколько раз у нее истерики заканчивались рвотой, и теперь она, когда чувствует приближение истерики или готовится ее вызвать (если только 3-х летний ребенок в состоянии это сделать), все время повторяет эту фразу). Я бы с удовольствием легла с ней спать, но просто физически не могу это сделать, когда мы ее укладываем часто младшая висит у меня на груди (ей 1 месяц). Я и уговариваю, говорю, что буду сидеть с ней и никуда не уйду, все равно слезы льются градом. Успокоить очень тяжело. Со вчерашнего дня даю ей на ночь валерьянку. Говорю ей: "Это специальная таблетка, после которой тебя не будет тошнить". Вчера вечером блажила 2,5 часа до сна, но после таблетки моментально успокоилась и уснула без слез... Очень боюсь, чтобы все это не вылилось в неврологическую проблему... Или может быть она уже таковой является? И еще очень переживаю, как бы это не перешло в агрессивную ревность, по отношению к младшей сестре? Как помочь своему ребенку с этим справиться?
promo psy_baby february 19, 2016 09:12 Leave a comment
Buy for 1 000 tokens
Оригинал взят у svetlyachok в Серия вебинаров "Счастье есть. Интуитивное питание в семье" начинается уже сегодня! Внимание! Если вы не попали на лекцию 17 февраля в Москве. Попали, но вам мало и вы хотите продолжения. Вообще не понимаете, о чем я, но вас интересует тема…

(no subject)

 Все годы дочка ходила в садик спокойно, теперь, когда в нем последний год, изводит меня капризами: дай одежду, нет, не ту, а эту, нет другую, одень меня; еду в садик не беру, там заставляют есть (хотя воспитательницы клянутся, что не заставляют), воду не беру - сладкую не разрешают, а другую не хочу. Я ей все равно ставлю еду и воду - она ее вытаскивает обратно. Я ее не одеваю - пока соизволит одеться сама - мы регулярно опаздываем. Мне это в один прекрасный день (а именно сегодня) надоело и я ушла на работу, оставив ее дома
До 12-ти она была одна, сейчас забрал дедушка. Я ей конечно звонила каждый час, думала, будет грустной, испуганной...ничуть не бывало, вполне довольна и вместо того, чтобы понять, что утром надо собираться без капризов, а то оставят одну, убедилась, что может быть одна и можно обойтись без садика.  Почему она так не любит садик в этом году не обьясняет как следует, по ее словам, и дети обижают и воспитатели ругают. А я думаю, что виновата сама: она природный лидер и если когда была меньше, робела, то теперь пытается всем навязывать свою волю, ну и получает недовольство детей и выговоры: и в садике, и от нас. Дело  усложняется еще тем, что после дети (старший первоклассник) с дедушкой и бабушкой, которые, как их ни просишь так не делать , балуют внуков невероятно, выполняют все их желания: вплоть до так меня раздражающих: я хочу есть-пить не то, а это. Такое простительно трехлетке, но даже тогда я говорила детям: не хочешь, не надо, и ничего другого не даю, а старики и теперь мгновенно дают желаемое. Переделать их не получится, уж я просила-просила, ничего не
меняется; мне не работать днем тоже.  Понятно после такой вольницы, коллектив с дисциплиной кажется  детям малоприятным. Старшему тоже, но он от природы помягче, а дочка очень сильная и самоуверенная. Папа наш приходит с работы очень усталый и мои попытки воспитывать детей - естественно на запреты они реагируют громко - не поддерживает, так как хочет тишины. Переделать его тоже не получается. Я конечно, не отступаю, гну свою линию, но как убедить детей, что верная линия моя и садика, а не всеразрешающая других членов семьи. И как теперь убедить дочку ходить в садик, когда
она убедилась, что может быть дома и одна